Оружейники вышли из тени

В прошлых публикациях команда мобильного приложения оружейник.онлайн рассказывала о разных людях, связанных с оружием: спортсменами, охотниками, производителями… Сегодня мы поговорим с тем, кто об оружии рассказывает. Знакомьтесь, главный редактор журнала «Калибр», оружейный редактор журналов «Охота и рыбалка», «21 век» и газеты «РОГ», коллекционер оружия Александр Кудряшов. 

– Александр, с чего началось Ваше увлечение оружием?

– С дедовского ружья – двустволки, курковки, как я сейчас понимаю, ТОЗ-Б… Иногда меня отправляли к деду на пару недель летом, и меня притягивало это ружье – мог просто сидеть и часами его разглядывать. У ружья был сломан экстрактор, и я точно знал как его починить, но дед так и не разрешил. Так что пострелять из ружья так и не получилось. Первое знакомство с оружием оказалось чисто теоретическим. 

Потом стал пополнять свой теоретический багаж знаний об оружии через книги. Надо сказать, что в начале 80-х по поводу книг по этой теме был совершенный вакуум. И я никак не мог его заполнить, пока не открыл для себя букинистические магазины. Именно там увидел первый журнал «Охота и охотничье хозяйство», который надолго стал моим, как бы сейчас сказали, «виртуальным окном» в охоту. Тогда я понял как важны и нужны периодические издания и как, наверное, интересно в них работать. Второй книгой из детства было издание Евгения Спангенберга «Записки натуралиста». Считаю, это именно то, что нужно давать читать в 10-12 лет, чтобы правильно направить естественный интерес ребенка к охоте и оружию. 

– Как дальше развивалось Ваше погружение в оружейный мир?

– Первый раз удалось пострелять лет в пятнадцать из ружья МЦ 21-12. Полуавтомат, самозарядка произвели на меня должное воздействие, было удивительно насколько точно оно стреляет пулей и как впечатления владельца оружия расходились с тем, что о нем писали в журнале. Причем владелец просто охотился и вообще не ведал сколько плохого пишут об этом ружье. Впервые возник сильный когнитивный диссонанс при столкновении теории и практики.

Далее опять теоретическая часть до 18 лет, когда наконец можно было вступить в охотничье общество. Причем вступал я по полным правилам – с отработками, кандидатским стажем, двумя рекомендациями и сдачей охотминимума. Кстати, для увлеченного человека это было не только не сложно, но и интересно.

– У Вас есть личное оружие или только по работе?

– Сегодня у меня уже большая коллекция… Многое из коллекции можно увидеть в журнале. Больше всего нравится отечественное оружие советского периода, в том числе и военное. К счастью сегодня его можно купить, конечно, измененное, но все же. Согласитесь, приятно подержать в руках ППШ или РПК, это настоящая частичка истории! Из охотничьего очень нравится наш Лось, самый первый в калибре 9,3х53. Такое оружие доставляет удовольствие своими техническими решениями, полетом конструкторской мысли и, конечно, историей. Из гладкоствольных нравятся горизонталки-курковки. Хоть мне и не досталось дедовское ружье, я нашел очень похожее по виду и точно такое же по устройству – ТОЗ-Б. Из «иностранцев» очень хотел купить Бенелли М3 супер 90. И когда ажиотаж на него схлынул, приобрёл экземпляр, с интересной историей, что тоже немаловажно в коллекционировании оружия. Вообще эта тема настолько широка и увлекательна, что ей стоило бы посвятить отдельный разговор. 

– Как пришла идея создания собственного оружейного журнала?

– Примерно в 1999 году после окончания биофака МГУ, куда, кстати, я попал именно из-за книг Спангенберга, стало очевидно, что ружейная тема выходит из тени. Оружие уже стало восприниматься не как часть криминала. Явно просматривались здоровые ростки оружейной культуры. Именно тогда, читая другие журналы, я вдруг понял, что они насквозь теоретические. Это еще более отчетливо сегодня: когда перелистываешь оружейные журналы того времени, понимаешь, что написаны они по впечатлениям, полученным от впечатлений от прочитанного где-то еще. Так в начале двухтысячных возникла идея сделать практический журнал, журнал для стрелков и охотников, но о практическом использовании оружия. Чтобы брать ружье или карабин, отстреливать его и писать впечатления. Тогда это было ново, свежо и интересно.

– Вы реально стреляли из того, что описывали? 

– Да, ведь эта была суть журнала. И почему в прошедшем времени? Мы и сейчас это делаем. Но теперь добавились и другие аспекты: защита интересов владельцев оружия, актуальное законодательство и правильное обращение с оружием, причем правильное во всех смыслах – от технического и юридического до традиционного. Сообщество владельцев оружия стало более грамотным, осведомленным, жадным до информации – люди хотят знать свои права, возможности и обязанности, быть в курсе происходящего и принимать большее участие в принятии решений, которые влияют на развитие среды. И мы стараемся им в этом помогать в рамках своей информационной работы. Замечу, что многие авторы, которые сегодня пишут на оружейные темы, начинали писать в нашем журнале. И это считаю одним из главных достижений нашей команды. 

– Какие творческие планы? 

– Планов много! Конечно, развивать журнал, ведь, по сути, это работа моей мечты. А что может быть лучше, чем заниматься тем, что тебе нравится? Общаться с единомышленниками и даже спорить с противниками? Хочется продолжить тему поиска талантов. Возможно, открыть школу оружейной журналистики, ведь нам так не хватает журналистов, которые могут грамотно писать об оружии. Причем не хватает не только в специализированной прессе, но и в обычных изданиях. Читать их порой просто жутко. И это своего рода вызов, на который профессиональное сообщество может и должно ответить.

– Что посоветуете молодым людям, ищущим себя? 

– Не бросайте мечту, не забывайте о ней. Да, иногда приходится очень долго трудиться и ждать, но если стремиться и быть упорным, все обязательно получится.